Двуперстное крестное знамение

О двуперстном крестном знамении и почему старообрядцы исповедуют его истинным и заповеданным нам Исусом Христом.

Со времени разделения Русской православной церкви в 1654 – 1667 гг. на сторонников старого и нового обряда двуперстное крестное знамение стало символом старообрядчества. Это и слова протопопа Аввакума : «Тако креститесь - да спасетесь», и Боярыня Морозова, изображенная на знаменитой картине Сурикова, с высоко поднятой рукой осеняющая людей двуперстным крестным знамением.

Сегодня многие задаются вопросом: «Интересно, почему в те годы тысячи людей отдавали свои жизни за, казалось бы такое узко-обрядовое понимание православия? Какая разница, как креститься, двумя или тремя пальцами? Ведь учение Христа намного выше и шире этих обрядовых мелочей.» Ответить на данный вопрос без глубокого и вдумчивого изучения проблемы невозможно, и все же, попробуем сделать это.

Блаженный Феодорит, епископ Кирский (393 – 466 гг.) участник 3-го и 4-го Вселенских соборов пишет, как надо креститься и благословлять: «Три персты равно имети вместе, великий, да два последних – исповедуется тайна Троицы, Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святыи. Не три Бога, но един Бог Троица. Именами разделяются, а Божество едино. Отец не рожден, а Сын рожден от Отца, а не создан, Дух Святой не рожден, не создан, но исходит от Отца. Трие во едином Божестве, едина сила, едина честь, едино поклонение от всея твари, от ангел и от человек. Таков тем трием перстом указ. А два перста, вышний (указательный) да средний великий, вместе сложити и простерти (держать прямыми). Великий же перст держати мало наклонно, то образует два естества Христова, Божество и человечество. Бог по Божеству, а человек по вочеловечению, во обоих совершен. Вышний же перст образует Божество, а нижний человечество, понеже сошел от вышних спасти нижняя. Наклонение же персту толкуется: преклонь бо небеса сошел на землю, нашего ради спасения. Тако подобает креститеся и благословити. Тако святыми отцами указано. Такова убо сила есть знамения честнаго креста, имже верни ограждаемся, когда молимся, исповедающе таинственное спасово смотрение, (когда пологаем простертые персты на лоб) еже от Бога и Отца прежде всея твари рождение, (опуская персты на живот) и еже свыше на землю Его сошествие и распятие, (поднимая руку и полагая персты на правое плечо, потом на левое) воскресение , вознесение и паки второе Его пришествие». Это свидетельство наглядно показывает, что уже в начале пятого века, к третьему Вселенскому собору двуперстное крестное знамение имело четкую Богословскую трактовку.

И, все же, спросит вдумчивый читатель, двуперстие - это обряд, который может меняться, или неизменная основа Православной церкви? Для дальнейшего рассмотрения вопроса обратимся к основе основ христианства – Святому Евангелию.

Евангелист Матфей описывает происходившее на тайной вечери, положившее начало таинству Евхаристии «Ядущим же им, прием Исус хлеб, и благословив, преломи и даяше учеником»…(Мф. зч 108)

И потом евангелист Лука повествует о произошедшем по воскресении Господнем, когда шли апостолы Лука и Клеопа в Еммаус. И примкнул к ним Исус под видом путника, и спросил их, о чем они беседуют. Они рассказали ему о бывших во дни сия… И той путник рече к ним: «О, несмысленная и косная сердцем, что не верите, о чем говорили пророки. Не сейчас ли подобает пострадати Христу, и войти в славу свою? И начат от Моисея, и от всех пророков рассказывать им от всех писаний, в которых говорилось о нем…». К вечеру пришли они в селение и пригласили путника разделить с ними трапезу и ночлег. «И бысть яко возлежа с нима, и приим хлеб благослови, и преломив даяше има. Уних же отверзостеся очи, и познаста его, и той невидим бысть има». (Лк. зч 113) И только по благословлению хлеба узнали апостолы Исуса, до этого принимавшие его за простого попутчика.

И дальше в зачале 114 : «Вы же есте свидетелие сим. И се аз послю обетование Отца моего на вы…». «Извед же их вон до Вифании, и воздвиг руце свои, и благослови их. И бысть егда благословляше их, отступи от них, и возношашеся на небо, и тии поклонишася ему».

Эти слова святаго Евангелия, по моему глубокому убеждению, ясно указывают – Христос показал и заповедовал нам обычай осенять себя крестным знамением и благословления, некий тайный знак. Устное, тайное, во всех подробностях не описанное действие. Благословление Христа было узнаваемо; значит, оно не было преподаваемо Христом разными способами: одноперстием, двуперстием, троеперстием, ладонью, так или иначе, но – одним единственным способом….За раскрытием этой тайны логично обратиться к свидетелю всего происходившего, евангелисту Луке.

Согласно церковному преданию, сохранившемуся практически во всех христианских странах, первым иконописцем, написавшим большое количество икон, считается евангелист Лука. На иконах, написанных евангелистом Лукой, в том числе на образе Божией Матери, позже получившей наименование «Тихвинской», как и на других, десница Исуса Христа изображена благословляющей двуперстно.

Также о необходимости веры не только написанным законам, но и устным установлениям говорит святой апостол Павел в своем послании к Солуняном: «Братие, стойте и держите предания, им же научитеся или словом, или посланием нашим». Ему вторит св. Василий Великий, известный проповедник православия 4-го века: «Из сохраненных догматов и проповеданий некоторые мы имеем от письменного наставления, а некоторые прияли от апостольского предания, по приемству в тайне, и те, и другие имеют едину и ту же силу для благочестия. И сему не воспрекословит никто, хотя мало сведущий во установлениях церковных. Ибо аще предпримем отвергати не писанные обычаи, аки не великую имуще силу, то неприметно повредим Евангелие в главных предметах, или паче сократим проповедь в единое имя без самыя вещи. Например, прежде всего упомяну о первом и самом общем, чтобы уповающие на имя Господа нашего Исуса Христа, знаменались образом креста, кто учил сему писанием?» («Полн. Перев.», прав. 91-ое). И современный историк Александр Дворкин в предисловии к своему труду «Очерки по истории Вселенской Православной Церкви» пишет: «Именно ученикам было вверено сохранить в памяти и записать произшедшее. Но записано все это было уже несколько десятилетий спустя после смерти и воскресения Спасителя. И тут мы уже вступаем в область Священного Предания. Предание (по-латыни traditio) значит то, что передается из рук в руки, из уст в уста» ( 3 изд. Ниж. Новг. 2006 г. с.20).

Многие вещественные памятники христианского искусства, которые, по словам св. Иоанна Дамаскина, «являются своего рода историей памятной даже и для не умеющих грамоте» (Иоанн Дамаскин «Точное изложение православной веры», 1885г. с 266.), отображают всеобдержность двуперстия до 13в. Это и статуя апостола Петра в соборе апостолов Петра и Павла в Риме, являющаяся «переходной» от язычества к христианству, переделанная христианами первых веков из статуи Юпитера, где апостол благословляет двуперстием. И мозаичное изображение «Сошествие св. Духа на апостолов», находящееся в одном из куполов Софийского собора в Константинополе. Изображение это открыто в 50-х гг. прошлого века, где также Исус изображен благословляющий двуперстно; и многие, многие другие.

Отсутствие же между христианами первых веков по этому поводу споров и разногласий, которые неизбежно были бы вынесены для рассмотрения на Вселенские соборы, только подтверждает вышесказанное. Но вот складывается интересная ситуация: мы незыблемо верим словам Евангелия, написанным евангелистом Лукою, и не дерзаем их изменять! А к его же свидетельству о перстосложении относимся пренебрежительно, как к чему-то маловажному и могущему изменятся с течением времени.

Еще один яркий пример описан в житии архиепископа Антиохийского Мелетия, где повествуется о чуде, которое произошло на II Вселенском соборе. Во время спора с арианами (которые и после I Вселенского собора продолжали неправославно мудрствовать о том, что Исус Христос не Сын Божий, не Единосущен Богу Отцу, а создан и является, хотя и выше людей, но творением), «Святой Мелетий, встав, показал людям три перста, и не бысть знамения. Потом же два совокупль, и един пригнув, и благослови люди. В то время его осенил огонь, словно молния, и святой громко воскликнул: три Ипостаси мы разумеем, и об одном существе беседуем».

Известный историк Н.Ф. Каптерев в своем труде «Время патриаршерства Иосифа» делает такой вывод: «Феодорит, епископ кирский, бывший во времена Третьего и Четвертого Вселенских соборов, встретив ересь монофизитскую, осужденную на Четвертом Вселенском соборе, сильно противу оныя ратовал. Но как сия ересь придумала во означение одной природы во Христе одним перстом изображать крест, то, без всякого сомнения, противу сея ереси и было изложено богословское уяснение изображения в сложении перст от блаженного Феодорита епископа кирскаго, которую приводил во свидетельство Стоглавый собор». Здесь хочется добавить, что все общества, искажающие основные догматы православия, изобретали и свои физически наглядные символы.

В составленном Иоанном Златоустом, учеником святаго архиепископа Мелетия, чине божественной литургии во многих местах говорится о благословлении. И подразумевается конкретное движение (действие) священника или епископа - тех, кому дана власть благословлять именем Господа нашего Исуса Христа. В начале литургии, на прощении, диакон глаголет: «Время послужити Господеви, благослови владыко.» Иерей, знаменуя рукою крест на его главе, глаголет: «Благословен Бог наш, всегда и ныне и присно и вовеки веком». Диакон глаголет «Аминь»… И на самом преложении святых даров: «…И все еже о нас смотрение исполнив: в нощи в ней же предаяшеся, паче же себе предаяше за мирскии живот, прием хлеб святыми своими и пречистыми, и непорочными руками, благодарив и благословив, освятив преломль, даст святым своим ученикам и апостолом, рек». Возглас. «Примите и ядите, се есть тело мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов». Иерей же глаголя сие, рукою десною показует ко святому дискосу. Диакон показует со уларем своим и глаголет: «Аминь».

На протяжении многих веков православного христианства непрерывно совершается таинство евхаристии, таинство рукоположения священства и просто благословления людей. И во все века, из поколения в поколение, передавалось двоеперстное крестное знамение и благословление Господне – в виде устного и наглядного, конкретного действия.

Во времена же Стоглава, когда на Русь «поползло» троеперстие с католического запада а затем и из подписавшей в 1439 г. унию с католиками Византии, святым отцам пришлось опять напоминать церковным чадам как и почему подобает благословлять и совершать крестное знамение: «Аще ли кто двема персты не благословляет, якоже и Христос, или не воображает крестного знамения, да будет анафема. » Спустя всего лишь сто лет, во время патриаршества Никона, на соборах 1666 и 1667 гг. были прокляты древние обряды, в том числе и двуперстное крестное знамение, и этими проклятиями расколота Русская церковь. А оставшиеся верными Православному (ставшему старым) обряду, вновь стали в своих трудах объяснять и доказывать ИСТИНУ.

По мнению Н.Ф. Каптерева в его труде «Патриарх Никон и его противники»: «Русские заимствовали у греков и двуперстие в крестном знамении, сугубую аллилуию и др., которые у греков с течением времени подверглись видоизменениям. Двуперстие окончательно вытеснено было у них триперстием, которое, вероятно, с половины 15-го века и стало у греков преобладающим, равно как и прежнее безразличное двоение или троение аллилуии заменилось исключительно троением. Русские же относительно перстосложения для крестного знамения остались при древнейшей его форме – двуперстной» (Патриарх Никон и его противники, изд. 2-е ст. 24). Здесь следует добавить о том, что вероятнее всего начало троеперстию положил своим указом папа римский Иннокентий III, занимавший римскую кафедру с 1198 г. по 1216 г. «Креститься следует тремя перстами, ибо это делается с призыванием Троицы» («De sacro altaris misterio», II,45). А протопоп Аввакум в своем житии называет родоначальником троеперстия римского папу Фармоза, который занимал римский престол с 891-896 гг. Хотя до разделения Церкви на Восточную и Западную произошедшего 1054г. было еще далеко, и папа Стефан 7 (896-897гг.) исповедовал двуперстие.

В евангелии от Марка говорится: «Еще ли окаменено сердце ваше имате, очи имуще не видите, и уши имуще, не слышите». (Зч.33). Кто хочет верить – тот верит, кто хочет видеть – тот видит Божественную мудрость во всем, начиная с мельчайших полевых цветов и заканчивая мудрым ходом планет во вселенной по заданному Богом закону. А не просто, кто как захочет… или что от себя придумает…

Крестное знамение не придумано людьми, и не должно рассматриваться как некая эволюционирующая от менее догматически насыщенной к более насыщенной форме. Двуперстное крестное знамение, заповеданное нам Господом Исусом Христом, является истинным и точным выражением основных догматов Православной веры.